Год теракту в «Домодедово»

Следователи назвали виновных, а СМИ рассказали о кровавом замысле Умарова

NEWSRU.COM

Во вторник исполняется ровно год со дня одного из крупнейших за последние годы терактов в России — взрыва в московском международном аэропорту «Домодедово». 24 января 2011 года в зале международных прилетов 21-летний cмертник, житель ингушского села Али-Юрт Магомед Евлоев, находясь в толпе встречающих, привел в действие закрепленную на поясе бомбу. Она была начинена поражающими элементами в виде множества цилиндрических роликов и шариков от подшипников. Мощность устройства составила до 7 килограммов в тротиловом эквиваленте. В результате взрыва 37 человек погибли, еще 173 гражданина России и иностранных государств получили ранения.

Спустя год основные следственные действия по этому делу завершены. Центральные российские агентства цитируют во вторник краткий отчет официального представителя Следственного комитета РФ Владимира Маркина: установлена причастность к теракту 28 боевиков движения «Имарат Кавказ», 17 боевиков уничтожены, четверо арестованы, и им собираются предъявить обвинение в окончательной редакции.

«Террористический акт был организован лидером преступной организации «Имарат Кавказ» Доку Умаровым, в подчинении которого находилась банда под руководством Аслана Бютукаева и Супьяна Абдуллаева, выбравших и подготовивших к совершению самоподрыва Магомеда Евлоева. Всего в состав организованного преступного сообщества входило порядка 35 человек», — передает слова Маркина РИА «Новости».

«28 марта 2011 года в результате проведенной на территории Ингушетии спецоперации лагерь боевиков был ликвидирован, 17 бандитов были уничтожены на месте», — цитирует «Интерфакс».

Четырем арестованным — братьям Исламу и Илезу Яндиевым, которые отвезли смертника в «Домодедово», брату террориста Ахмеду Евлоеву, который ему помогал, а также Баширу Хамхоеву, который лично участвовал в подготовке смертника и организовал из Ингушетии его встречу в Москве — в ближайшее время будет предъявлено обвинение в окончательной редакции. После этого с материалами уголовного дела будут ознакомлены 210 потерпевших, а затем обвиняемые и их защитники, сказал Маркин.

Еще семь участников банды находятся в розыске: Умаров, Бютукаев, а также Рустам Альтемиров, Заурбек Амриев, Микаил Богатырев, Ислам Евлоев и Ибрагим Торшхоев. Им заочно предъявлено обвинение в совершении тяжких и особо тяжких преступлений террористического характера. При этом, как отметил представитель СК, ведомство проверяет данные о том, что Альтемиров и Амриев были убиты в Стамбуле 16 сентября 2011 года.

Отозвалось на московский теракт и международное сообщество. В марте 2011 года Комитет Совета Безопасности ООН включил в свой консолидированный «черный список» лидера международных террористов на Северном Кавказе Доку Умарова. Как сообщал российский МИД, в соответствии с решением Совбеза государства ООН «обязаны безотлагательно ввести в отношении Умарова режим санкций, предусматривающий замораживание всех принадлежащих ему финансовых активов, запрет на передвижение и предоставление любого содействия, включая поставку оружия, финансовых ресурсов и так далее».

В мае Госдепартамент США объявил о вознаграждении в 5 миллионов долларов за информацию о местонахождении Умарова в связи с признанием организации «Имарат Кавказ» террористической.

«Кровавый январь – 2011» от Умарова: тройная цепь терактов

В годовщину трагической даты российская пресса вспоминает теракт, публикует воспоминания очевидцев и приводит новые сведения. Так, «Коммерсант» узнал, что взрыв в «Домодедово» являлся одной из трех масштабных акций террористов в столичном регионе, запланированных Доку Умаровым на январь 2011 года.

Первыми, в новогоднюю ночь, должны были совершить двойной теракт во время праздничных гуляний на Красной площади жены лидеров дагестанских боевиков, входивших в «Имарат Кавказ», Завжат Даудова и Зейнап Суюнова. Однако когда женщины уже собирались выезжать из гостиницы в столичных Кузьминках на место будущих подрывов, сработала закрепленная на Даудовой бомба, в результате чего она погибла, напоминает газета.

Пойманная в Волгограде Суюнова сообщила правоохранителям, что следующей парой, которая может взорваться в Москве, будут «русский ваххабит» Виталий Раздобудько и его жена Мария Хорошева.

Как полагают в спецслужбах, этих двоих, как и Магомеда Евлоева, в смертники готовили все те же Доку Умаров и Аслан Бютукаев. Узнав о готовящихся подрывах, спецслужбы сосредоточились на Дагестане, откуда приехали Даудова и Суюнова и где скрывались Раздобудько с Хорошевой. В республике были проведены десятки спецопераций, в ходе которых буквально зачищено местное бандподполье и задержаны пособники смертников, однако удар был нанесен, откуда никто не ждал, из Ингушетии.

Тем не менее, благодаря усиленному розыску Раздобудько и Хорошева так и не смогли выбраться из Дагестана и в феврале прошлого года совершили самоподрывы в местном селении Губден. Помимо смертников тогда погибли два стража порядка, а еще 27 силовиков получили ранения. Впрочем, эти жертвы не идут ни в какое сравнение с теми, к которым привел январский теракт в столице.

Как готовили теракт: большинство участников не знали о конечной цели

Подготовка теракта в аэропорту, по версии следствия, осуществлялась в условиях жесткой конспирации. Большинство участников не знали о конечной цели нападения, выполняя конкретные поручения Умарова и его ближайших сторонников, пишет «Коммерсант».

Например, Башир Хамхоев, лидер молодежного незаконного вооруженного формирования, действовавшего в Сунженском районе Ингушетии, забрал из лагеря будущего смертника Евлоева и отвез его в родовое село Али-Юрт. Там его в одном из домов прятал младший брат Евлоева Ахмед, ранее выполнявший мелкие поручения боевиков. В частности, он помогал им обменивать валюту на рубли, носил в лес еду, медикаменты и одежду.

Ахмед Евлоев провожал брата на автобус, который следовал из Назрани в Москву. Зная о том, что Магомед может стать смертником, он перед посадкой изучил всех пассажиров автобуса, чтобы исключить вероятность того, что среди них окажутся их с братом родственники и односельчане. Боевики опасались, что, поговорив с кем-то из них, Магомед может отказаться от самоподрыва.

До Москвы смертник доехал сам, а на автовокзале его встретили братья Ислам и Илез Яндиевы, давно жившие в столице и хорошо ее знающие. По данным следствия, именно они помогли двум другим участникам «Имарата», Рустаму Альтемирову и Заурбеку Амриеву, чуть раньше приезжавшим на разведку, выбрать место будущего теракта.

Посетив несколько аэропортов, они остановились на «Домодедово» — там милиционеры часто отлучались от установленных на входах рамок металлоискателя, а пассажиры, входя в аэровокзал, как правило, без проблем обходили их. Именно так и поступил потом Магомед Евлоев.

Для перевозки разведчиков и встречи смертника Яндиевыми на деньги «Имарата» была куплена машина. Кстати, это оказалось самой затратной частью теракта, обошедшегося организаторам в 500 тысяч руб. Остальное было потрачено на мобильные телефоны и аренду квартиры, в которой под надзором одного из братьев Яндиевых Илеза три дня проживал Магомед Евлоев. За эти три дня, как полагают следователи, другой брат, Ислам, съездил за бомбой в Ингушетию и привез ее в Москву.

Днем 24 января, как следует выспавшись и позавтракав, Магомед Евлоев с бомбой под одеждой на такси отправился в «Домодедово». Самоподрыв он совершил в 16:30. «Расчет террористов был на то, чтобы в зоне поражения оказалось как можно больше иностранцев, — считают в Следственном комитете. — Именно это обстоятельство должно было вызвать международный резонанс у теракта».

 

Счастливые и роковые случайности

В тот день, 24 января 2011 года, в зале прилета «Домодедово», как всегда находились десятки таксистов, предлагавших свои услуги. «Я стоял метрах в десяти от места взрыва, — рассказывает «Комсомольской правде» один из них, 55-летний Андрей Алексеевич. — Была яркая вспышка, сильный хлопок. Я не сразу понял, что произошло. Кто-то из ребят помог мне подняться, и мы побежали к выходу. Я сам не заметил, а приятель мне говорит: «У тебя спина в крови». Действительно, вся куртка была мокрая — на меня попали чьи-то, извините, внутренности. Раненых мы грузили в машины и отправляли в больницы — в авиагородок, в Домодедово. То, что про нас писали — якобы таксисты ломили цены, пытаясь заработать на трагедии, — неправда».

Алексей из компании, сдающей в аренду автомобили, в момент взрыва тоже находился в зале прилета. «Поднялась пыль, стоял дикий химический запах. Мы с напарником нашли тележки для багажа и погрузили на них троих раненых мужчин. У одного из них не было части ноги, у еще одного, кажется, кисти руки. Но самое жуткое в этот момент, что помню, — было достаточно тихо. Жутко. Мне кажется, кричали только те, кто пытался найти в этом хаосе своих близких. Наверное, это все шок», — вспоминает он.

Поговорила представитель газеты и с уцелевшими в теракте и их близкими. Как пишут журналисты, порой жизнь людей зависела от каких-то неважных на первый взгляд совпадений.

Семья Юрашку из села Липецы Серпуховского района в тот день потеряла сразу троих мужчин: отца семейства — 86-летнего Николая Юрашку, мужа его дочери — 68-летнего Николая Кочергина и мужа внучки — 37-летнего Дениса Лапшова. В тот день все трое мужчин поехали в аэропорт встречать близкого родственника из Канады, с которым семья не виделась десять лет. Гостя вообще-то ждали на 12 дней раньше, у него были даже куплены билеты, но в последний момент мужчина повредил болгаркой палец. Перелет пришлось перенести. В аэропорту Алексей замешкался у багажа — и тем самым спас себе жизнь. А вот встречавшие его погибли.

Другая история у москвича Дмитрия Бурыкина: он спасся благодаря загородившему его немцу Хэндрику Миндеропу, прилетевшему из Дюссельдорфа, которого он и встречал в тот день. Взрыв раздался как раз в тот момент, когда Хэндрик с чемоданом появился у выхода.

«Когда я пришел в себя, увидел лежавшего ничком Хэндрика, — рассказывает Дмитрий. — Пытался его растормошить, но он не реагировал. Зазвонил его телефон, я ответил на пару звонков, сказал, что был взрыв, он ранен». Тут москвич заметил тележку для перевозки багажа. Уложил на него раненого. И только потом заметил, что тело немца все в мелких ранах. А ноги и руки перебиты так, что видны кости. Подбежал к девушке-медику, а она на него посмотрела и говорит: «Все кончено, он умер».

Жизнь 56-летнего москвича Юрия Гурьянова четко разделилась на до и после теракта. Водитель в частной фирме, в тот день он встречал командированных из Голландии. Выйди прилетевшие всего на две минуты раньше, Гурьянова бы отнесли к счастливчикам. Но иностранцы замешкались. Юрий оказался в самом центре взрыва. Он выжил, но осколком ему пробило череп, и он потерял память. «Муж не помнит ничего о трагедии. Он детально помнит всю жизнь до взрыва, а все, что после него, — нет», — объясняет Татьяна Гурьянова.

50-летний Андрей Китайцев должен был встретить бизнесмена из Англии. Но встал не у самой ленты, а в толпе. Грянул взрыв, и три ряда людей, стоявших впереди, легли как подкошенные. Упал и Китайцев, но быстро поднялся и рванул к выходу. Он помнил, что нужно найти клиента.

«Минут тридцать на улице стоял, ждал, а когда англичанин вышел из другого выхода, у него глаза на лоб полезли, — рассказывает он. — Британец не знал, что случился теракт, и был шокирован, когда увидел меня в окровавленной одежде и человеческих останках. Всю дорогу спрашивал: «You OK?» («Ты в порядке?»). Я довез его до гостиницы и только тогда почувствовал боль: у меня была прострелена нога, и из уха лила кровь. Поехал в больницу, а тут откуда ни возьмись гаишники. Остановили и стали выписывать штраф за непристегнутый ремень. А я им говорю, что в теракт попал. Они пожалели и оштрафовали не на 500 рублей, а на 200. До сих пор как память валяется квитанция».

Еще один очевидец поделился воспоминаниями с «Московским комсомольцем». Предприниматель Олег Коновалов встречал с другом самолет из Вены. И если бы не друг — тезка Олег, так бы и остался стоять под информационным табло, куда пришелся эпицентр взрыва.

«Друг с детства обладал неимоверной интуицией. Тогда в «Домодедово» он вдруг бросил: «Пойдем отойдем к стене, здесь слишком много народу!» — рассказывает пострадавший. — Мы стояли около ларька, который торгует кислородными коктейлями, когда в зал ворвался человек в темной куртке и кепке. Нагло, расталкивая всех, он лавиной пер против потока прилетевших пассажиров. Потом зал осветила яркая вспышка, раздался глухой хлопок».

«Взрывной волной нас сбило с ног. Я попытался встать, еще отметил: что-то сапоги тяжелые… Только в медпункте понял: они полны крови. Мы лежали на кафельном полу. Медсестры делали уколы, не протирая кожу спиртом. Кололи прямо почерневшие и обожженные участки. Неразбериха царила жуткая. Не хватало даже нашатыря. В больнице определили множественные осколочные точечные повреждения обеих ног и рук. Врачи констатировали тяжелое сотрясение мозга», — говорит он.

На «память» о теракте у Олега Коновалова остались темные точки на ногах — от выхода металлических частиц из ран, «контузия дает о себе знать, и ухо, из которого текла кровь после взрыва, теперь хуже слышит». Но, как признается мужчина, он сумел как-то отключить в своем сознании все воспоминания о взрыве: считает, что сработали защитные силы организма. «Так что все теперь новенькое, другой виток жизни. Многое передумал, переосмыслил. Понял: жизнь – одна», — заключает он.

Оставить комментарий


Hm-ads.ru — бесплатные объявления Ханты-Мансийска.