Волшебница и приматы

СКР заинтересовался действиями председателя Урайского городского суда Зои Джилакановой, пытающейся освободить от уголовной ответственности лидеров дагестанской ОПГ

НАТАЛЬЯ КЕЛЬНИК, газета «Мой город без цензуры»

председатель Урайского городского суда Зоя Джилаканова

Председатель Верховного суда РФ Вячеслав Лебедев поручил провести служебную проверку по факту вмешательства председателя Урайского городского суда Зои Джилакановой в осуществление правосудия. Распоряжение об этом спущено председателю суда ХМАО-Югры Владимиру Бабинову.

Речь идет об инциденте 13 декабря 2011 года. В тот день Джилаканова на личном приеме у Бабинова возмущалась решением судей кассационной (второй) инстанции об отмене условных сроков членам организованной преступной группировки из Урая. После ее визита председатель окружного суда распорядился разобрать действия судей на квалификационной коллегии, однако получил достойный отпор своих коллег, возмутившихся поступком Джилакановой, лоббирующей интересы криминального контингента.

Напомним, члены этнической ОПГ Марат Мусаев и Шихшанат Шихшанатов 16 сентября были приговорены Урайском городским судом к условным срокам за совершение особо тяжкого преступления – вымогательство имущества в особо крупном размере, совершенное группой лиц с применением насилия (ч. 3 ст. 163 УК РФ). Они требовали у предпринимателя из Междуреченского (Кондинский район, ХМАО) 4 миллиона рублей и были задержаны с поличным при передаче денег 10 июля 2011 года.

Выход на свободу уроженцам Дагестана гарантировал прокурор Урая Андрей Шерман в обмен на показания в отношении адвоката Борыгина, с которым у руководителя надзорного органа межличностный конфликт. Теперь человек по имени «Гена» является лидером дагестанской ОПГ.

Сделку с правосудием оформили в виде осуждения в порядке особого производства (когда обвиняемый безоговорочно признает свою вину, отказывается от полноценной защиты, доказательства в процессе не изучаются и не оцениваются, а роль суда сводится лишь к определению меры наказания). В ответ дагестанцы обещали прокурору кроме денег уехать из Урая, но вместо этого «бородачи» по-прежнему занимаются разборками и вымогательством в этом городе, представляя собой реальную силу, в отличие от затравленных ведомств Шермана и Хаматова, способных терроризировать только местных крестьян.

Наполеоновские планы прокурора были сорваны 30 ноября 2011 года судьями кассационной инстанции, которые отменили условные приговоры с формулировкой «в связи с необоснованной мягкостью». Дело завернули на новое рассмотрение. Поскольку полученное и уже истраченное нужно было отрабатывать, в процесс вмешалась председатель Урайского городского суда Зоя Джилаканова. Она периодически и, похоже, с удовольствием дает процессуального гопака под надзорную бандуру местного прокурора.

Взять, к примеру, шитое белыми нитками уголовное дело в отношении профсоюзного лидера Александры Лутошкиной. Его (дело) затяжно и болезненно произвел на свет нынешний начальник Урайской полиции Фанис Хаматов, работавший в то время в следственном отделе. Пенсионерку обвинили, ни много ни мало, в мошенничестве – ст. 159 УК РФ. По той самой уголовной норме, по которой в России настоящих мошенников практически не судят. Лутошкину подозревали в незаконном получении зарплаты фармацевта, хотя она одновременно выполняла обязанности профсоюзного лидера медицинской организации. Совмещать две должности, по мнению Хаматова, было нельзя, поскольку роль профсоюзного лидера должность неоплачиваемая и «общественноначальная». Злые языки говорят, не дай Джилаканова по просьбе Шермана прямого указания на осуждение – никакого бы приговора и в помине не было.

Дело Лутошкиной развалилось в кассации, оправданная женщина уехала из Урая, а группа приматов местного ОВД пошла на повышение. Один попал в начальники, второй, несмотря на хвост, — в его замы.

Предпринимателю Босаку повезло меньше. Местная милицейско-прокурорская братия терроризирует его четвертый год. Причина — отказ Босака задарма ремонтировать здание местного ОВД. Ведь говорили ему – брось ты свой западно-украинский нрав, бери пример с Нискина. Нискин – это другой урайский бизнесмен. Тому пальцами щелкнули, и он аки человек-паук сам по милицейской стене с банкой краски полез. Выслужился. Погладили. Похвалили. Разрешили коттедж начальнику ОВД и прокурору построить на Механиков. Дали бюджетной косточкой на строительстве детского сада поиграться. И ничего. Садик не построен, деньги разворованы. И никакого дела о мошенничестве нет. За то у Нискина, обанкротившего свою фирму вместе со всеми государственными долгами, теперь есть замечательный автомобильный бизнес в Германии. Бери-лови-сажай! Ну-ну-ну… Нискин – друг Человека. А у Человека – должность и острая потребность всегда иметь под рукой того, кто с довольствием тапочки принесет или пятки вылижет.

Вот и начались наезды на Босака. Сначала его заподозрили в мошенничестве при прокладке канализации у здания Урайского профколледжа. Мол, деньги взял, трубу не проложил. Нынешний начальник ИВС Витя Усольцев – дипломированный ботаник, работавший пару-тройку лет назад завхозом в Шадринской колонии, будучи устроенным по блату опером, пытался доказать по густоте взошедшей травы, что трубы под землей нет.

Раскопали. Глядят – ух, ты! Труба то – есть! Вот милицейское позорище. Что делать? Придумали – да, мол, труба есть, но она… старая. Усольцев в дерьмо-преисподнюю сам спускался, полными ботинками чавкал (хотя миллионером так и не стал), трубу белыми ручками пилил. Видать, по количеству колец на срезе хотел возраст «чугуняки» определить. Ботаник, что с него взять. Экспертиз по этому канализационному делу провели – тысяч на 600 государственных денег. Все мимо Босака. Труба-то новая оказалась, а доказать, что она сама под землю заползла из Свердловской области – оперу Усольцеву ну просто времени не хватило. Да и брат – зам прокурора помочь не смог – не слышали его судьи из-за собственного хохота при изучении материалов этого дела.

Обидно стало. Тут еще Зиновий Николаевич со свойственной хохлацкой язвительностью да с хрипотцой фигу скрутил «Шо? Взяли?».

Зубы крошились – для прокурора Шермана каждое проигранное дело, это никак не меньше изнасилования. Которых в последнее время все больше становится. Ну, восприятие мира у Человека такое – воспаленное. Энцифалозное.

Думали-гадали. Новую сказку сочинили. Про неправильное сооружение автополигона для местного профколледжа. Мол, надо то было из щебня, а получилось – из дорожных плит. А? Ну, да, поймали. Изменение предмета госконтракта без соблюдения тонкостей процедур – административный штраф 20 тыс. рублей. Но эта сумма за лишение процессуальной невинности, похоже, больно мала оказалась. Завели дело по традиционной 159-й «мошеннической» статье. Дошли до суда.

Объясняют – да, формально нарушение есть, полигон должен был быть изготовлен из щебня. Но давайте оценивать реальность объективно – к моменту начала работ вступили в силу новые требования ГИБДД для лицензирования полигонов, которые запретили существование грунтовых и щебененых площадок. Ну, и соорудили автодром из плит. Он, кстати, уже дважды и успешно лицензирование прошел. Кроме того, стоимость плит оказалась выше стоимости щебня, а цена контракта не изменилась. Плюс работы выполнены бесплатно. Ущерба нет, полигон есть и работает. Надо галочку поставить? Пишите штраф. Не-е-ет. Изнасилованный повел дело до конца.

Попытался даже идею в суде протащить – мол плиты старые, куплены раньше. А в ответ – документы с завода-изготовителя. Покупал Босак плиты в период действия контракта – покупал, доставлял по железной дороге до станции Устье-Аха – доставлял, разгружал – разгружал, перевозил – да! И на каждый аргумент – документ. В чем проблема?

Попытался представитель прокуратуры Андрей Туктаров из суда дело на доследствие забрать – не дали. Начал процесс затягивать. То перерыв ему надо, то дня рабочего конец, то время для дополнительного ознакомления требуется – в тщедушном теле мысль не держалась. Или последствия злоупотребления алкоголем на памяти сказывались. Гадать долго можно…

Повезло прокурору в суде только с представителем потерпевшей стороны. Чиновником из Департамента образования ХМАО-Югры. Устроили с ним видеоконференцию, прямо из зала суда. Это про него после видеинтервью байка ходит: «Дело читали? – Нет. – С обвинительным заключением знакомились? — Нет. – Обвинение поддерживаете? – Да». И головой затряс так, что чуть волосы не осыпались. Туктаров расцвел. Брат! Братишка! Братуха! Ясен пень, в одном питомнике выкармливались.

Тут то, похоже, Шерман козырем пошел – подключил председателя Урайского городского суда Джилаканову. И судью Орлову как подменили. Итог – обвинительный приговор. Предприниматель Босак признан виновным в мошенничестве, приговорен к штрафу в 150 тысяч рублей. И это при том, что ущерба ни бюджету, ни профколледжу не было!

Вот те раз! Сделал людям мужик добро и теперь сам же за это добро государству выплачивать будет. Урайский суд – самый гуманный в мире!

Я не знаю, чем так председатель суда Джилаканова обязана прокурору Шерману. Я не знаю, кого из ее родственников тот поймал с наркотой, пьяным за рулем или малолеткой в постели. К чему такая преданность? И дело, по большому счету, вовсе не в историях Босака, Лутошкиной и многих других дел, развалившихся (и разваливающихся) в кассационной инстанции. Но опуститься до того, чтобы ПРЕДСЕДАТЕЛЬ СУДА поехала к окружному начальству с ходатайством об освобождении от уголовной ответственности лидеров ОПГ, которые терроризируют весь город много лет – это уже, простите, перебор.

То, как себя ведет якобы независимый служитель Фемиды, наводит на весьма печальные мысли о состоянии отечественного правосудия. Судьи неподкупны? Ха! Судьи непредвзяты? Ха-ха! Судьи неприкасаемы? Ха-ха-ха!

 

Председатель Верховного суда России Вячеслав Лебедев поручил провести в отношении Джилакановой служебную проверку. Рассчитывать на ее результаты – более чем наивно. Проверка поручена председателю окружного суда Бабинову, на признание которого – «да — приезжала, да — просила, да — пытался помочь» рассчитывать наивно.

Другое дело — ведомство генерала Бастрыкина. Следственный комитет России начал проверку наличия в действиях Зои Джилакановой состава уголовно наказуемого деяния – воспрепятствования осуществлению правосудия (ст. 294 УК РФ) с использованием служебного положения. В случае подтверждения которого СКР инициирует лишение Джилакановой статуса неприкосновенности. Туда и дорога.

 

Оставить комментарий


Hm-ads.ru — бесплатные объявления Ханты-Мансийска.