«В шею» по собственному желанию

Организатор осенней травли журналистов МГБЦ лишился не только должности, но и самой возможности работать в Следственном комитете России

НАТАЛЬЯ КЕЛЬНИК, МГБЦ

КоцаревБывший заместитель руководителя местного отдела СКР Александр Коцарев, не так давно лишившийся этой должности, написал заявление об увольнении по собственному желанию. Источники МГБЦ информируют, что де-факто Коцарев покидает следственный орган под давлением вышестоящего руководства вследствие низкой правовой грамотности. За полгода работы в Ханты-Мансийске Коцарев не смог раскрыть ни одного значимого уголовного дела, а все его «заслуги» на предыдущем месте в городе Лангепас (ХМАО) оказались высосанными из пальца.

«Ханты-Мансийск — это не малый северный моно-город, зависимый своим существованием от какой-нибудь одной нефтяной компании, где погоны на кителе автоматически наделяют особым социальным статусом, — сообщил источник МГБЦ в СКР. — Здесь не достаточно знакомств в полиции и прокуратуре, здесь «доказательства» добытые угрозами, понтами, нарушением закона не являются основаниями при вынесении судебных решений. Здесь — надо работать, а чтобы работать — нужно знать закон. А с последним у Коцарева, похоже, большие проблемы».

Сотрудники  еженедельника «Мой город без цензуры» связались бывшим главным редактором МГБЦ Виктором Федосенко, возглавлявшим издание шесть лет с момента основания до 2011 года.

— У нас есть информация, что Коцарев вызывал Вас на допрос после одной из публикаций МГБЦ?

— Не только меня, но и некоторых других людей, имевших отношение к МГБЦ.

— Были веские основания?

— Он думал, что да.

— А в чем проблема, ведь Вы не работаете в проекте четвертый год?

— Проблемы у законопослушных граждан возникают от наличия ослов на государственной службе. Мои проблемы возникли, когда на моем пути оказались сразу два осла. Есть такая беда российская, работавшая до недавнего времени начальником в управлении Роскомнадзора по ХМАО, ЯНАО и Тюменской области по имени Женя Усов. Этот и….т направил Коцареву официальное письмо, где указал, что я по-прежнему явлюсь главным редактором МГБЦ. Хотя был официально уведомлен о моем уходе с этого поста еще в октябре 2011 года.

— Не горячитесь?…

— Как иначе я могу назвать «человека», наделенного властью, из-за действий которого я едва не стал фигурантом уголовного дела? То, что дело было бы высосано из пальца — это другой вопрос. Единственным доказательством моей непричастности к расследованию обстоятельств публикации МГБЦ стала квитанция об отправке письма Усову с описью вложения — уведомления о смене главного редактора. Не будь этой бумажки — страшно представить последствия. Глава регионального управления Роскомнадзора, на мой взгляд, имел нижайшую квалификацию и до последнего времени находился явно не на своем месте. За мое редакторство он четырежды пытался в судебном порядке наказать МГБЦ и четырежды с треском проигрывал.

Приведу наглядный пример. Были как-то в Урае выборы в местную думу. Мы на улицах с горожанами беседовали, кого хотят видеть в депутатах — представителей градообразующего предприятия «ЛУКойл» или учителей, врачей, продавцов, предпринимателей и так далее. Через пару недель нам прилетел иск от Роскомнадзора. Усов пытался наложить на редакцию штраф за то, что в тексте не была указана…. «статистическая доля погрешности при проведенном социологическом опросе». Ржал даже судья. Отказали, естественно.

Я понимаю, что Усов действовал по команде от политтехнологов из «Единой России», но его обида на мою победу неуместна — согласился на роль презерватива, будь готов к его судьбе. Использовали и выбросили.

— А что нужно было Коцареву? Следственный комитет и МГБЦ редко вступали в прямую конфронтацию…

— Претензии основывались на статье об уголовном деле фотографа Удода, которую опубликовала ваша газета. Как я понял, в СКР очень хлипкая доказательная база, если это вообще базой можно назвать, истерика на волне общественного мнения, не больше. Их состояние представьте — новый глава отдела, новый зам, зобы расправлены, петухами перед подчиненными ходят, курлычут — заливаются. А тут — бац, скандал, да носом ткнули в собственные процессуальные «каки». Вот и решили показать «кто выше на стенку писает». Не подозревая, то в столице Югры «лангпаские» и «пыть-яхские» методы дознания не работают.

— У вас не сложилось впечатления, что Коцарев действует по указанию сверху?

— У меня сложилось впечатление, что этот человек как-то не очень знает российские законы.

— Ну, возможно, это было сделано намеренно, этакая роль, маска…

— Если этот человек играл роль дурака, у него то весьма профессионально вышло. Судите сами — сидит передо мной и выпендривается — я, де, прямо сейчас уголовное дело могу возбудить. Да-да. Без подписи руководства и визы местного прокурора. Процессуальный божок — никак не меньше. Говорит, газета разгласила персональные данные о пострадавших в преступлении. Приговор, говорю, покажи, вступивший в законную силу. Где написано, что Удод — преступник. Сидит — глазами хлопает. А если, говорю, фотографа оправдают, что делать будешь? Молчит. Презумпция невиновности — знаком с таким понятием? Сидит — глазами хлопает. Удод, говорю, невиновен, решения суда нет — это презумпция невиновности. Тогда какое разглашение о каких пострадавших? Даже виновного нет. Речь о другом — о фальсификации доказательств, которыми вы в СКР занимаетесь. Он аж побелел.

Газета, говорит, разгласила данные предварительного следствия. Да ладно… Расписки о неразглашении данных в материалах дела есть? Кому претензии шить будете?

Коцарев начал допрос. Мол, какие должностные обязанности у редактора и прочую лабуду Ну, все же на поверхности – я даю показания, что редактор контролирует размещение материалов в газете, несет за них ответственность и Коцарев получает основания для обвинений редактора. Детский сад, ей Богу.. .

Я ему отвечаю — надоел ты мне, беру 51-ю статью, от показаний отказываюсь. Для сведения: 51-я статья Конституции дает право любому гражданину отказаться от дачи показаний, которые могут быть использованы против него или его близких. Следователь совсем обиделся — знаете, говорит, что «Вы не сможете воспользоваться 51-й статьей, если будет возбуждено уголовно дело»? Тут моя очередь настала рот раскрыть. И давно постановление о возбуждении дела выше конституционной нормы стала? Вот такие люди у нас в СКР работают и должности заместителей в муниципальных отделах получают.

Под конец давай меня пугать сотрудниками ФСБ, да интересоваться не проводили ли они со мной воспитательную беседу. Надирало меня ответить, на каком уровне приходилось общаться во времена редакторства, да пожалел бедолагу — пришлось бы ему после стоя допрос вести.

— Как думаете, есть будущее у МГБЦ?

— У МГБЦ — есть, у Коцарева — нет. Он, я слышал, в адвокаты собрался. Соболезнования его будущим клиентам. Перспектив в нашем городе у данного господина нет. Сделаете юридическую корректировку в организации работы издания, будет у вас большое будущее. Как — я подскажу. После ослам в погонах и прочим «собакам рыжим» придется ездить с претензиями в редакцию, расположенной, например, на Колыме или в порту Сабетта, или еще куда подальше. Ссориться с прессой, причем с прессой уровня МГБЦ, может только психически ненормальный человек. Я так думаю.  А вам это предстоит доказать.

Оставить комментарий


Hm-ads.ru — бесплатные объявления Ханты-Мансийска.