Без царя

ВИКТОР ФЕДОСЕНКО

ЭкономикаПредставители межрайонной налоговой инспекции № 1 наехали на мою контору ранней осенью 2014 года. В ходе инициированной неизвестными лицами камеральной проверки был установлен факт неуплаты налога на прибыль за 2013 год в размере 780 тысяч рублей. Верхом мне влупили штраф 200 тысяч. По требованию о возмещении государству 980 тысяч рублей, которое я, конечно, добровольно в досудебном порядке не исполнил, операции по счетам организации были приостановлены.

Но есть у меня очень хороший друг Димка Санаторский. Он превосходный юрист. Естественно, зануда, весь такой правильный. Гусарствовать и пить шампанское под пулями – не для него. Потому не знаю, что ценю в нем больше – профессионализм или раздражающий до пятен на шее дружественный прагматизм. Хотя только ему я разрешаю безнаказанно называть себя «истеричкой» или «любимым геморроем». Мы встретились. Посидели. Подумали. И… пошли «в задир». Он увидел перспективу. Я действовал так, как люблю действовать в силу особенностей характера.

Требование представителей МНС России № 1 о взыскании 980 тысяч было обжаловано в вышестоящую инстанцию. В окружной налоговой управе люди поумнее оказались. Результаты камеральной проверки были отменены, назначена новая. Знакомые бизнесмены пальцем у виска крутили. Мол, смирись, заплати или обанкроться…

Прошел год. Мы отстояли сою правоту. Претензии налоговиков в итоге составили 43 тысячи рублей. Причем это решение выносили те же люди, которые собирались взыскать с моего предприятия сумму в 23 раза большую и которые продолжают службу в фискальных органах.

Чего они добились? Им зачли в актив выявленное налоговое «правонарушение» в результатах работы за 2014 год. А что в итоге? То, что конкретно взятая бизнес-единица, пережившая и кризис 1998-го, и кризис 2008-го в итоге колом встала? Того, что наши партнеры ушли, только узнав о налоговых претензиях?

 

Меня спросить забыли

Вообще странное у нас государство. Я как то не планировал в прошлом году проводить Олимпиаду в Сочи, организованную, по сути, на мои –налогоплательщика, деньги. И Крым покупать я не планировал. Да, я сочувствую жителям полуострова. Да я полностью поддерживаю их решение войти в состав РФ. Да, я готов терпеть падение прибыли от санкций, вылетать на просрочки по кредитам, есть мясо уже раз в неделю. Но при одном условии – взамен родное государство хоть что-то должно делать, ради чего я готов все это терпеть.

Грузино-абхазский конфликт в августе 2008-го решили за четыре дня. Над жителями Донбасса и Луганщины издеваются второй год – мы молчим. Вернее – болтаем много, но ничего конкретного не делаем. В чем такая избирательность? Почему народ российский ничего не знает. Почему мы абхазов с осетинами безоговорочно поддержали, а братьев-славян – нет?

Один знакомый из очень компетентных силовых органов услышал мою реплику: «Если жители Донецкой и Луганской областей хотят в состав России, почему бы их не поддержать», ответил – «Там же нищета, туда же деньги надо вкладывать, тебе охота зарплату в два раза меньше получать»?

Прошел год с той встречи. Моя зарплата стала в три (!) раза меньше. А с учетом падения курса рубля к доллару, я стал зарабатывать в шесть (!) раз меньше, чем в прошлом году. И 100 рублей снова стали «деньгами». И что? Ситуация на юго-востоке Украины никуда не движется.

Я готов все это терпеть, все эти цены, обвал промышленности, постоянную нехватку денег, звонки с утра до вечера от кредиторов и клиентов, где работа встала, но давайте уже братьям помогать-то!

В последнее время меня очень сильно раздражает, когда представители бюджетной сферы, особенно – чиновники, заявляют мне в лицо, что «не особо чувствуют последствия введения санкций и развитие кризиса». Позвольте спросить, говорю в ответ, а на какие шиши вы существуете? На налоги, из которых формируется бюджет. Если я не заплачу вовремя отчисления в ПФР, ФСС, МРИ (кто в бизнесе – тот поймет), операции по моему банковскому счету приостановят и деньги снимут в принудительном порядке.

Вот именно поэтому вы, бюджетодержатели и все, кто к бюджетной сиське допущен, проблем с зарплатами не испытываете. А я – налогоплательщик, производственник, основной формирователь бюджета, еле концы с концами свожу, имея четырехмесячную задолженность перед своими работягами.

 

Если золотник выкрутить

Наибольший финансовый ущерб нанесен золотому российском среднему классу — людям, которые на своем горбу тащат вперед экономику страны. Лишившись доступных кредитов, народ перестал вкладываться в частное строительство, обрушив практически весь малый бизнес этой сферы. Мы тоже ощутили этот удар. И с нашего корабля крысы побежали.

Предприниматели, в свою очередь, сократили заказы производителям строительных и отделочных материалов, металлопроката, литейной продукции. В итоге рухнул средний бизнес. Пошла цепная реакция, начался общероссийский экономический спад. И все из-за кучки либеральных идиотов в руководстве Центрального Банка РФ, решивших повышением ключевой ставки (под эти проценты региональные банки получают финансовую поддержку в ЦБ) с 11 до 17 % бороться с падением рубля. Вот вам итог. Острая нехватка денег из-за никому не нужного, по большому счету, укрепления рубля и взлетевших банковских процентов на кредиты.

Ключевую ставку ЦБ с июля вернул на место, понизив ее до 11,5%. Но что-то как-то в региональных банках доступностью кредитования и не пахнет. И вряд ли запахнет. «Российская система ниппель» — цены движутся только в одном направлении. И все это происходит на фоне анбиоза нефтяников, фактически прекративших развитие новых проектов в Бгре из-за низкой цены на нефть и обрушивших сферу нефтяного сервиса.

И это притом, что деньги есть и у нефтяников, и в региональном бюджете. Причем в последнем — в неимоверном количестве. Верится с трудом, но на фоне агонии малого и среднего бизнеса, острейшей нехватки оборотных средств на рынке, в Югре идет тотальное неисполнение программ, складирование денег на депозитах, не говоря уже о новых крупных промышленных проектов. Их просто боятся начинать. Почему? Банально, но потому что нет определенности, кто станет губернатором ХМАО осенью. Рашн гавермент менталитет. Жить без царя в голове очень тяжело. Особенно, если эта голова последние пять лет толком не работает, а до волшебной выборной пилюли еще месяц маяться.

Как жаль, что умер Фарман Салманов! Как жаль, что Александр Филипенко не губернатор ХМАО! Это были настоящие государственники, душой болевшие за Родину, а не за свой банковский счет. Я поражаюсь, до какой степени в нынешнее время неуклюжи в принятии стратегических решений лица, способные не только удержать экономику в регионах от падения, но и влиять на ситуацию, управлять ситуацией. Ведь даже хаос, если он управляемый, становится подконтрольным. Ярчайший пример — Украина.

 

Пряник «свободы»

Конечно, большие люди надеются, что год, максимум — два, и все вернется на круги своя. А пока, «типа, переждем». Не вернется ничего. Да, мы сейчас проходим пик спада российской экономики, осенью будет полегче. Но именно «полегче», а не «хорошо».

По данным экономистов, опираюсь, главным образом на расчеты доктора экономических наук Михаила Делягина, из ила нос высунем к марту 2016-го. Но это не значит, что мы начнем плавать, и, тем более – всплывать. Нас ждет великая экономическая депрессия, болтание между дном и поверхностью. Это было в Америке в 20-30 годы прошлого столетия. Только наша депрессия, в отличие от американской, создана искусственно.

Россия не собирается менять свою внешнюю политику в общем, и в отношении Украины — в частности. А Запад не собирается отменять сговор с саудитами по выбросу на ресурсный рынок огромного количества нефти с целью обрушения ее цены и, как следствие, удару по российской экономике.

Таким «макаром», кстати, развалили СССР. Один в один. Подтверждением продолжения долгой санкционной политики со стороны США является, например, оттепель в отношениях американцев с Кубой и Венесуэлой — главных идеологических ненавистников Запада вне мусульманского мира, а так же готовящаяся отмена экономических ограничений в отношении Ирана. У последнего тоже есть нефть. И он тоже хочет ее продать. Значит, цена за баррель может быть еще ниже. А нам — еще хуже.

 

В Шапшу через Москву

Есть, правда, одна тонкость, обывателю в большей части не известная. Вилка рентабельности добычи нефти в нашем регионе колеблется в районе 24-28 долларов за баррель. Могу на пару долларов ошибаться. Здесь и добыча, и зарплаты, и премии, и налоги, и прочее. Стоимость барреля в 40 долларов — это рентабельность + прибыль. Какая-никакая, но — прибыль. Но 40 долларов это еще и психологическая отметка для прекращения развития, когда идет работа только на поглощение, на закачку в трубу. Но, господа, если у вас такие проблемы с рентабельностью, почему вы продолжаете работать по технологии 60-х годов прошлого века?

Откройте любой тендер по обустройству кустов месторождений. На чем там ставят здания, объекты инфраструктуры, линии ЛЭП? На металлические трубы диаметром от 168 до 325 мм длиной от 8 до 12 метров, которые забиваются в грунт. Зачем? Погрузить такую трубу — нужен кран, перевезти — тягач, и не один, разгрузить — опять кран, растащить по участку — грузовик, забить в землю – сваебой, для проживания персонала – вагон-городок, топливо… Не надоело в Шапшу через Москву ездить?

Да, я занимаюсь фундаментами на винтовых сваях. Да, я активно продвигаю эту технологию. Но это не значит, что она плоха. Работу по обустройству кустов в состоянии делать одна (!) бригада из 3-4 человек на одной (!) монтажно-буровой машине. Без всяких тягачей, сваебоев, кранов и прочей тяжелой техники.

Осенью 2014-го повезло лично пообщаться с человеком из руководства «РН – Юганскнефтегаз», который курирует в компании сферу новых технологий. Он дал заявку на расчет рентабельности замены труб на винтовые сваи. Сваю он захотел 219-ю. Я ему объясняю, показываю расчеты — смысла применения такой мощной сваи под коммуникационную эстакаду — нет. Винтовая свая 219-я стоит дорого, поскольку находится в, так называемой, промышленной категории. Целесообразно, убеждаю, применить сваю «частного сектора» — 89 или 108 той же длины. Держит не ствол, а лопасть, в этом суть.

Для сравнения СВСЛ-219L6000 с монтажом стоит около 45 тысяч рублей за штуку — такие цены, а 108-я — 9 тысяч. А ведь это 4 из 5 сэкономленных рублей! Сверхрентабельность! Нет, уперся, 219-я и все тут. В итоге на стол руководству ЮНГ легла справка об отсутствии экономической целесообразности использования технологии винтовых свай.

Органы власти — не лучше. Поступает в мае заявка на расчет коммерческого предложения по строительству новой системы электроснабжения в п. Сосьва Березовского района. Кому в голову пришло строить в Сосьве энергетическую базу с применением сотен кубометров бетона?! Я у совсем не местного генерального подрядчика, который взял этот тендер, спрашиваю — у вас срок начала исполнения контракта — сентябрь, вы каким образом щебень, цемент, арматуру в Сосьву завозить будете, если в наших северных речках высокий уровень воды только в июне?

Считай, говорит, не надо лирики. Ладно, считаю. Стоимость строительства и материалов около 23 миллионов, стоимость доставки материалов рекой по расценкам «Обь-Иртышского речного пароходства», которое, к сведению, вообще ехать в Сосьву отказалось в связи с малым уровнем воды для грузовых барж,… 28 миллионов рублей. Вот это экономика! Вот это по-нашему! Загляденье! Для сравнения даю цифры по винтовым сваям аналогичной несущей способности — около 7 миллионов рублей с учетом доставки. Безрезультатно. Урвать, украсть, набить карман — больше ничего залетных коммерсантов в наших широтах не интересует…

 

Это будет тяжелый год. Безусловно, мы его переживем, выживем и будем дальше жить. Долго и счастливо. Российский народ не только самый терпеливый, но и самый трудолюбивый в основной своей массе, несмотря на генетическую тягу к гульбе и постоянное одергивание из различных инстанций. Главное — не останавливаться, крыльями махать, даже если перьев почти не осталось.

 

Спасибо, что дочитали.

 

Оставить комментарий


Hm-ads.ru — бесплатные объявления Ханты-Мансийска.