«Оставьте нас в покое»

Глава Ханты-Мансийска Максим Ряшин (на фото) пытается обманом отнять жилье у семьи Голубевых и выставить на улицу женщину-ветерана 94 лет

Ханты-мансийские чиновники уличены в подделке документов по изъятию дома и земельного участка № 192 по улице Гагарина для «муниципальных нужд». Сфальсифицирована подпись, как минимум, одного из собственников, якобы просившего о сносе и якобы принимавшего участие в работе комиссии по признанию дома аварийным и подлежащим сносу.

 

Помимо того, подделан отчет об определении рыночной стоимости здания, согласно которому кирпичный дом с метровыми стенами вдруг стал деревянным с физическим износом более 80 процентов.

Источники «БЦ» сообщают, что, вероятнее всего, поводом для жульничества стали личные обязательства главы города Максима Ряшина перед одной из строительных компаний по передаче участка на углу перекрестка улицы Гагарина и переулка Южного. Проект многоэтажного дома в этом месте уже готов и согласован.

Необходимо пояснить, что земля в обозначенных границах – фактический пустырь в середине города, окруженный двухэтажными деревянными домами после капитального ремонта, на краю которого расположен 192-й дом. А люди, живущие в нем — это единственное препятствие для чиновников, имеющих определенный интерес с каждого возведенного многоквартирного дома.

2х2

Кирпичный дом № 192 по улице Гагарина в Ханты-Мансийске фиктивно признан местными чиновниками аварийным и подлежащим сносу. На бумаге — это деревянное прогнившее строение с 80% износа.

В неприметном с проезжей части одноэтажном беленом доме № 192 по улице Гагарина четыре квартиры. Две – муниципальные, две – в частной собственности. Семья Голубевых проживает в двухкомнатной квартире № 3 общей площадью чуть более 36 квадратных метров с 1999 года. За стеной в квартире № 4 – еще один собственник. Частник. Муниципальные хатки – пустые.

У Голубевых в квартире чисто, тепло, светло и ощущение, что «квадратов» побольше, чем заявлено в свидетельстве на право собственности.

— А это самое дорогое, что у нас есть, — с порога Вера Голубева знакомит меня с мамой 94 лет. – Нас в семье 10 детей, я последняя.

Здороваемся. Женщина незаметно плачет, облокотившись на кровать. Говорит, пережила войну, голод и холод, а теперь вместо спокойной старости боится одна дома оставаться,– все кажется, что дом уж начали ломать. Сына 13 лет дома нет.

— Смотрите, таких стен больше не делают, — с места в карьер берет глава семейства Алексей, протягивая руку в сторону 90-сантиметрового подоконника с цветами. — Метр кладки, как по северным нормам и положено, так больше не делают. Каким образом метр силикатного кирпича чиновники превратили в 15 сантиметров прогнившего бруса, я не знаю. 

Трещина снаружи над кухонным окном проходит только в облицовочном ряде кирпича. Внутри стены целые.

С пристрастием осматриваю стены во всех комнатах. Особо придирчиво на кухне, тычу в обои за шторами, скребу  – именно над этим окном снаружи хорошо видна трещина длиной с метр.  Внутри же трещин нет. Ни одной. Фотографирую для подтверждения.

— Трещина снаружи – это трещина в облицовочном кирпиче из-за некачественной кладки, глубиной всего 10 см, а все несущие стены внутри – они целые, — поясняет Алексей, накидывая куртку, устремляясь за мной на улицу. – Если бы кто-то из чиновников действительно тут был, это было бы очень трудно не заметить. Отремонтировать все это для меня проблемы не составляет, но, поймите, по прихоти представителей власти мы оказались в подвешенном состоянии. Я не знаю, что будет дальше. Как далеко все зайдет и стоит ли вообще вкладывать деньги в ремонт.

Слова Голубева подтверждает заключение «Югорского института развития строительного комплекса» годичной давности, согласно которому физически износ дома № 192 по улице Гагарина составляет всего 54 %.

Каким же образом сотрудникам местной администрации удалось стать волшебниками, состарив вполне пригодный для проживания дом?

Просто ловкость рук

Ширина подоконников равна толщине несущих кирпичных стен — 90 см

В середине ноября глава Ханты-Мансийска Максим Ряшин лично инспектировал снос нескольких ветхих домов по улице Гагарина. С лица земли стирали двухэтажные бараки №№ 198, 202 и 206. На фоне экскаватора и полуразрушенных стен Ряшин рапортовал губернатору Комаровой, что ликвидировал в этом году 20 ветхих зданий и к Новому году уничтожит еще семь.

В тот момент градоначальник уже был уведомлен, что махинации со 192-м домом всплыли и прокурор Павлов о данном факте уведомлен, однако врать главе региона в статистических показателях мэр не перестал – «еще семь, как было запланировано». Это была демонстрация самоуверенности от надзорного панибратства, либо третье высшее юридическое образование хронически дало о себе знать.

Оснований утверждать, что документы, легшие в основу постановления главы администрации об изъятии дома № 192 с земельным участком в 12,9 соток для муниципальных нужд (№ 1027 от 18.10.2017), оформлены задним числом – нет. Но факт, что они имеют все признаки фальсификации, — налицо.

Главный из документов – решение муниципальной комиссии о признании дома непригодным для проживания. По закону в состав комиссии в обязательном порядке включаются собственники жилых помещений, которые обследуются.

Дом № 192 по улице Гагарина был признан аварийным 11 июля 2013 года. Вера Голубева о факте своего участия в работе комиссии узнала месяц назад на личном приеме у Ряшина 31 октября 2017 года. Градоначальник продемонстрировал женщине заявление жильцов умолявших власти признать дом аварийным с ее, как оказалось, поддельной подписью.

Свои же «выводы» в 2013 году группа чиновников построила на неком заключении ООО «АлексГрупп» о более чем 80 % износе здания. Директор «АлексГрпупп» Владислав Синяков в телефонном разговоре 1 ноября 2017 года заявил, что результаты того исследования у него… не сохранились и деталей он не помнит. Запись телефонного разговора с ним находится в распоряжении редакции «БЦ».

— В конце октября из администрации нам прислали пакет документов, мол, готовьтесь, — говорит Вера Голубева. – Три документа. Постановление об изъятии. Соглашение об изъятии на подпись. И отчет об оценке рыночной стоимости квартиры без указания процента износа. Нас оценили в 1 миллион 331 тысячу рублей. Это за квартиру 36,3 кв. метра и принадлежащую нам часть земельного участка (45/100 в доле от 12,9 сотки). Мне очень интересно, а за сколько эту собственность продал бы сам Ряшин, будь она его? Так же за 1,3 миллиона или за 13 миллионов? И что же мы можем на эти деньги купить? Туалет с кладовой в хваленом властями микрорайоне «Иртыш»?

Трещина снаружи над кухонным окном проходит только в облицовочном ряде кирпича. Внутри стены целые.

Оценку двухкомнатной квартиры проводил индивидуальный предприниматель Марс Ибрагимов. В телефонном разговоре 2 ноября Марс Ахатович признался, что оценил квартиру без выезда на место, как жилье в деревянном исполнении, и сделал это по документу из одного листочка и личной просьбе представителя МКУ «Дирекция по содержанию имущества казны» Виктора Любочкина. Со слов Ибрагимова, все оценки недвижимости по заказу местных властей проводятся формально без посещения объектов. Запись телефонного разговора находится в распоряжении редакции «БЦ».

Ситуацию комментирует адвокат Михаил Грабовский:

— Это случай вопиющей дерзости со стороны сотрудников администрации Ханты-Мансийска. Просто возмутительно! Господа чиновники, если нужна вам эта земля – есть цивилизованные методы, ведите переговоры, предлагайте, ищите вариант, который устроит всех. А не устроит – на «нет» и суда нет.

Нельзя же вот так — демонстрировать свое социальное и должностное превосходство. Мол, вот мы какие самые сильные, все у нас схвачено, мы можем кирпич превратить в гнилое дерево взмахом пера, а что про людей говорить – взяли и выкинули на улицу… Не стыдно?

Пока неизвестно, как отреагирует Ханты-Мансийский межрайонный прокурор Павлов, которого Голубевы поставили в известность о фактах подделки документов и нарушения их прав в началее ноября. На мой взгляд, есть все основания для большой проверки деятельности местной Администрации по всем аналогичным случаям расселений. Я думаю, инцидент с Голубевыми – далеко не единичный.

Все классически «законно»

Накануне сдачи номера в печать прокуратура все-таки обозначила свою вполне предсказуемую отстраненную позицию. Все законно, оснований для прокурорского реагирования нет – формально процедура к расселению соблюдена.

Если перевести официальный ответ заместителя межрайонного прокурора Маркова на русский язык, то получится:

«Поддельная подпись? А у нас нет оснований сомневаться в ее подлинности. Я глаз прищурил – подпись вообще стала похожа на Вашу. Вы тоже прищурьтесь, посмотрите. Вы же не предоставили результаты графологической экспертизы с выводами о подделке, а мы-то ее – экспертизу, с какой стати делать будем? Чиновники же возьмут и обидятся, а нам еще служебное жилье получать. И не раз.

Вам, кстати, тоже предлагали квартиру в 47 квадратов в 59-м доме на Объездной. Не получали предложения? Блии-и-и-и-н… Ну, «Почта России» так работает, бывает… Главное – квитанция об отправке Вам письма есть. А что уж Вам на деле отправляли, то к проверке отношения не имеет.

Говорите, поддельная оценка рыночной стоимости? Понимаете, оценка Ибрагимова она вообще отношения к делу не имеет. Это так, формальность, ориентир просто. Ну, если Вам мало — так Вы идите в суд, месяца два и рассмотрят жалобу, потом еще месяца два-три на обжалование. А я приду и скажу «Ваша Честь, оснований для отмены нет». И кукиш Вам судья покажет с о-о-о-о-чень высокой долей вероятности.

И никто ваш дом ветхим не признавал, он – «аварийны». Чуете разницу? Износ значения не имеет. Вас классически вокруг пальца обвели – это же система, отлаженная годами.     

Короче, нам-то какой резон с Ряшиным ссориться. Вас же, как блох – бесконтрольно много, найдете себе место. И, собственно, какая Вам, паразитам, разница, на какой собаке жить. А он – кобель породистый, ухоженный, «пролетариат» не жалует».

Бумага Маркова, кстати, состоит из целых кусков, скопированных, вероятно, из ответа представителей Администрации – зампрокурора даже не удосужился в Word поменять «ей» и «она» хотя бы на «заявитель».       

«Оставьте нас в покое»

В Ханты-Мансийске по состоянию на «сейчас» более 60 домов имеют статус ветхого, аварийного или непригодного для проживания жилья. Их планируют ликвидировать до 2020 года. В столице Югры до сих пор есть двухэтажные бараки без воды, с рядными (на несколько мест) уличными туалетами и печным отоплением (например по ул. Калинина, район ОКБ). Сказать, что жильцы таких трущоб мечтают о переселении – это ничего не сказать.

И, вероятно, инициатива господина Ряшина притянуть в программу ликвидации ветхого жилья кирпичный дом № 192, ресурс которого исчерпан только наполовину, чести градоначальнику в глазах жильцов бараков не сделает. Жаль, что должность не выборная…

Прощаясь с семьей Голубевых, я традиционно в подобных случаях спросил, что они хотят получить в конечном итоге, в чем цель их сопротивления, и услышал без раздумья:

— Мы хотим, чтобы нас оставили в покое. И все. Оставьте нас в покое. Не надо нам квартир и миллионов. Мы жили, живем и, надеемся, будем жить, как жили – спокойно и никому не мешая. Надеемся, справедливость в этом мире есть. 

ИГОРЬ НИКИТИН, БЦ, Ханты-Мансийск

 

Оставить комментарий


Hm-ads.ru — бесплатные объявления Ханты-Мансийска.