Реакция на «красного»

Тюменский адвокат Вячеслав Антуфьев, уличенный в действиях в пользу следственных органов, грозит журналистам газеты «Без цензуры» судебным иском

Адвокат Вячеслав Антуфьев проиграл дело, за которое выудил у матери осужденного 2,5 миллиона рублей и купил себе костюм взамен майки.

В понедельник 22 января официальный представитель Западно-Сибирской коллегии адвокатов Виталий Щербаков обозначил позицию конторы на публикацию статьи «Никто не выдержит» в газете «Без цензуры» от 24 декабря 2017 года. По его словам, сотрудник коллегии — адвокат Вячеслав Антуфьев, намерен предъявить независимому изданию исковые требования о защите чести, достоинства и деловой репутации.

Подтвердить достоверность информации о том, что Антуфьев действительно выбрал малопродуктивный путь войны с медиа-ресурсом, специализирующемся на журналистских расследованиях, Щербаков не смог.

 

Редакция газеты опубликовала переписку между своим руководителем Александром Ильиным и сотрудником Западно-Сибирской коллегии адвокатов (в тексте — ЗСКА):

Ильин: Здравствуйте! Направляем в адрес адвоката Западно-Сибирской коллегии адвокатов Вячеслава Антуфьева информацию о судебном процессе по делу Евгения Демина (ст. 30, ст. 105 УК РФ) с предложением подготовить комментарий к публикации «Никто не выдержит» с его стороны. Спасибо.

Щербаков: Вячеслав Олегович ознакомился с настоящей статьёй. Комментарии, я так думаю, Вы узнаете из искового заявления в суд на Ваш информационный ресурс, о защите чести, достоинства и деловой репутации. А так же из заявления в правоохранительные органы о привлечения виновных лиц к уголовной ответственности за клевету.  

Ильин: Во-первых, здравствуйте! Вы на самом деле считаете, что в независимом издании с 11-летней историей пишутся тексты, которые могут повлечь привлечение к ответственности? Тем более — к уголовной ответственности с доказанными корыстью, мотивом, отсутствием предположений? Вы либо бездарь,  либо блефуете. Ждём исковое с нетерпением.

Представитель ЗСКА Виталий Щербаков собрался в крестовый поход на журналистов газеты «Без цензуры» вместе с Антуфьевым

Щербаков: Вы теперь уже и меня оскорбляете! До встречи!

Ильин: Вы в ЗСКА кем будете по должности? Если председатель — это вес. В противном случае коллеги просят прямую реакцию от Атуфьева без посредников. По большому счету — они правы. Вы в расследовании «никто» и звать «никак». Не факт, что позиция «албанца» (Антуфьев любит подчеркивать свою принадлежность к балканскому народу — прим. И.Н.) соответствует переданной Вами информации.

Щербаков: Не буду опускаться до Вашего уровня и комментировать подобное.

Ильин: Вы уже прокомментировали, не включайте «заднюю». Не зная уровень оппонента, может, Вам не опускаться, а взлететь сил не хватит))) Главная ошибка людей вашего склада — отсутствие способности объективной оценки возможного проигрыша. В российской судебной системе проигрыш возможен в любых обстоятельствах. Нас интересует Ваша статусная принадлежность к ЗСКА. Это не более чем формальность.

Между тем, истеричная реакция на упомянутый текст со стороны адвоката, не без участия которого ханты-мансиец Евгений Демин получил 8 лет колонии строгого режима за преступление, причастность к которому вызывает большие сомнения, нашла свое подтверждение.

Сотрудники редакции располагают достоверной информацией о том, что на днях Антуфьев звонил одному из экспертов издания, пытаясь выяснить детали появления публикации.

Напомним, житель Ханты-Мансийска Евгений Демин был осужден за подготовку к покушению на убийство к 8 годам колонии строгого режима в 2016 году. Ему вменили инцидент, который произошел 7 ноября 2014 года в одной из многоэтажек города Тюмени. По версии следствия, Демин через своего друга Борова нанял двух кавказцев для устранения бывшего мужа своей возлюбленной — Евгении Баскаковой.

Гагиев и Барханоев якобы должны были постучаться в двери и забросить в квартиру потерпевшего Степана Баскакова гранату РГД-5. При выборе этой версии следователей не смутило, что преступление с использованием гранаты утром рабочего дня на 10-м этаже в центре Тюмени, сводило шансы преступников остаться самим невредимыми и скрыться незамеченными сводились практически к нулю.

Фигуранты дела, как они сами утверждают, дали признательные показания в тюменском ОБОП под жесткими пытками электротоком, удушением, угрозой изнасилования. При первой возможности трое из четверых подозреваемых (в том числе, житель деревни Ярки Ханты-Мансийского района — ныне скончавшийся на зоне Боров) отказались от признаний, заявив о применении к ним запрещенных методов дознания.

Единственный, кто признал вину в обмен на обещание добиться условного осуждения, стал Евгений Демин. Адвокат Вячеслав Антуфьев не подал ни одного ходатайства о его медицинском (в том числе — независимом) обследовании. Несмотря на то, что правозащитник с первых дней знал, Демин и Гагиев пострадали от ударов током на мокром матрасе больше остальных — до отказа ног из-за поражения нервной системы.

Заявление кавказцев о пытках было опровергнуто результатами медицинского освидетельствования подозреваемых в СИЗО-1. штатный фельдшер которого ожогов в местах контакта с оголенными проводами на руках и ногах Демина, Гагиева, Барханоева и Борова не обнаружил.

Примечательно, что СИЗО-1 — это место постоянной службы потерпевшего Степана Баскакова до выхода на пенсию. А граната РГД-5, фигурирующая в материалах дела, как орудие преступления, по информации журналистов газеты «Без цензуры», была взята из вещественных доказательств (не уничтоженных) по уголовному делу 1-843-2010 о незаконном обороте оружия.

Гагиев и Барханоев объяснили свое присутствие в подъезде Баскакова тем, что собирались обмануть последнего информацией о готовящемся убийстве, которое и не собирались совершать, и получить за это денежное вознаграждение.

Видеозапись задержания предполагаемых преступников в подъезде дома, где проживал потерпевший Баскаков, сделанная сотрудниками правоохранительных органов, в разгар судебных заседаний исчезла. Хотя ранее представитель прокуратуры под протокол подтверждала ее наличие.

Эта же запись, со слов адвокатов подсудимых, свидетельствовала, что Гагиев и Барханоев не поднимались на лестничную площадку квартиры жертвы, а находились этажом ниже между 8 и 9 этажами — довольно странное поведение для киллеров, единственным орудием преступления которых  является граната.

Таинственно исчез свидетель — мужчина с 8 этажа, который вышел покурить и видел, что задержание происходило вовсе не на лестничной площадке 10-го этажа, как свидетельствовали сотрудники СОБРа, и никакой гранаты не было.

Нет в материалах дела постановления о проведении оперативно-розыскных мероприятий, в ходе которых были задержаны предполагаемые преступники — потерпевший заявил, что обратился в ОБОП 29 октября в то время, как силовики в суде утверждали, что Баскаков впервые увидели в отделе лишь 5 ноября.

Уголовное дело могло принять скандальный оборот с серьезными последствиями для представителей силовых структур, если бы чуть-ли не единственная процессуальная «соломинка» — признательные показания Евгения Демина, легшие в основу обвинения и которых он по указанию адвоката Антуфьева придерживался до последнего дня в ожидании условного срока.

Адвокаты, действующие в интересах или по согласованию со следственными органами, представителями прокуратуры в уголовном мире называются «красными». Линия защиты Демина была подвергнута критике экспертами «БЦ» 24.12.17.

Детальная информация о деле доступна в тексте «Никто не выдержит» по ссылке и в PDF-версии номера.

ИГОРЬ НИКИТИН, БЦ, Ханты-Мансийск

 

Оставить комментарий


Hm-ads.ru — бесплатные объявления Ханты-Мансийска.