«Забодаю, забодаю, забодаю!»

Тюменский адвокат Вячеслав Антуфьев, уличенный в действиях в пользу стороны обвинения, начал угрожать матери Евгения Демина, осужденного на 8 лет за покушение на убийство

Судя по фотографиям в сети, селфи — одно из любимых занятий адвоката Антуфьева.

Адвокат Вячеслав Антуфьев, представлявший интересы в итоге осужденного к 8 годам за покушение на убийство Евгения Демина, начал угрожать уголовным делом его матери Александре Поляковой. Поводом послужили предполагаемые контакты женщины с прессой и результаты расследования журналистов БЦ от 25.12.17 и 23.01.18.

 

Инцидент произошел еще 6 февраля, однако известно о нем стало только накануне. Источники БЦ информируют, что Антуфьев в телефонном разговоре угрожал Поляковой возбуждением уголовного дела за клевету. Речь идет об информации о 2,5 миллионах рублей, которые, по сведениям БЦ, адвокат получил от женщины в ходе защиты Демина.

Согласно результатам собственного расследования, официальным договором между Антуфьевым и Поляковой были оформлены только первые 500 тысяч (кстати, других фигурантов дела защищали за суммы в от 80 до 100 тысяч). Остальные деньги Антуфьеву потребовались для «выплаты компенсации потерпевшей стороне», «правильное прохождение апелляции», «улучшение условий содержания в СИЗО» и т. д.

В итоге женщина осталась без квартиры, денег и сына.

Проанализировав ход дела, сопоставив результаты действий правозащитников по аналогичным делам, эксперты независимого издания пришли к выводу, о том, что линия защиты Демина, выбранная адвокатом Антуфьевым, содержит очевидные признаки действий в пользу стороны обвинения. Именуемых в криминальной среде работой «красного» адвоката.

22 января коллега Антуфьева по работе в Западно-Сибирской коллегии адвокатов (ЗСКА) Виталий Щербаков анонсировал судебное преследование автора журналистского расследования и руководство издания. Сам обиженный в редакцию не звонит.

— Есть восточная пословица «Лающая собака не кусается», — прокомментировал активность сотрудников ЗСКА главный редактор проекта «Без цензуры» Александр Ильин. — Звонок Антуфьева Поляковой, на мой взгляд — это провокация. Звонивший, вероятно, писал разговор и своим напором пытался скомпрометировать женщину на ответную острую реакцию. А в горячке любой человек может такого наговорить… Только звонящий редко думает о том, что его самого превентивно пишут и он оказывается в ситуации «наоборот».

По словам Ильина, угрозы Антуфьева ухудшить условия содержания под стражей сына Поляковой, если они соответствуют действительности, «это блеф».

— Во-первых, люди, обладающие подобными возможностями, себя не афишируют. Мне довелось общаться с одним из тех, кто обладает властью отправить любого смертного на нары одним телефонным звонком. Одно из таких дел второй год обсасывается уральскими СМИ, хотя исход давно ясен. Для таких людей ни один закон или судья не являются препятствием в принципе. И это страшно. Несмотря на наши ровные деловые отношения, у меня волосы на спине дыбом каждый раз вставали, когда он мне вслед смотрел — вот так утром уйдешь на работу, а вернешься лет через 15 с лагерным туберкулезом.  Поверьте, Антуфьев — не из их числа. А во-вторых, при таких связях подопечные, если за них просят, причем за деньги от продажи маминой квартиры, на скамье подсудимых не оказываются, — подытожил Ильин.

Вячеслав Антуфьев работает в Тюмени и, согласно статистике агрегатора rospravosudie.com, отслеживающего деятельность адвокатов, в основном специализируется на защите подопечных за пьяную езду, нарушение правил маневрирования и мордобои. Сложных дел в активе представителя ЗСКА нет.

Напомним, житель Ханты-Мансийска Евгений Демин был осужден за подготовку к покушению на убийство к 8 годам колонии строгого режима в 2016 году. Ему вменили инцидент, который произошел 7 ноября 2014 года в одной из многоэтажек города Тюмени. По версии следствия, Демин через своего друга Борова нанял двух кавказцев для устранения бывшего мужа своей возлюбленной — Евгении Баскаковой.

Гагиев и Барханоев якобы должны были постучаться в двери и забросить в квартиру потерпевшего Степана Баскакова гранату РГД-5. При выборе этой версии следователей не смутило, что преступление с использованием гранаты утром рабочего дня на 10-м этаже в центре Тюмени, сводило к нулю шансы преступников остаться самим невредимыми и скрыться незамеченными.

Фигуранты дела, как они сами утверждают, дали признательные показания в тюменском ОБОП под жесткими пытками электротоком, удушением, угрозой изнасилования. При первой возможности трое из четверых подозреваемых (в том числе, житель деревни Ярки Ханты-Мансийского района — ныне скончавшийся на зоне Боров —  прим И.Н.) отказались от признаний, заявив о применении к ним запрещенных методов дознания.

Единственный, кто признал вину в обмен на обещание добиться условного осуждения, стал Евгений Демин. Адвокат Вячеслав Антуфьев не подал ни одного ходатайства о его медицинском (в том числе — независимом) обследовании. Несмотря на то, что правозащитник с первых дней знал, Демин и Гагиев пострадали от ударов током на мокром матрасе больше остальных — до отказа ног из-за поражения нервной системы.

Заявление кавказцев о пытках было опровергнуто результатами медицинского освидетельствования подозреваемых в СИЗО-1. штатный фельдшер которого ожогов в местах контакта с оголенными проводами на руках и ногах Демина, Гагиева, Барханоева и Борова не обнаружил.

Примечательно, что СИЗО-1 — это место постоянной службы потерпевшего Степана Баскакова до выхода на пенсию. А граната РГД-5, фигурирующая в материалах дела, как орудие преступления, по информации журналистов газеты «Без цензуры», была взята из вещественных доказательств (не уничтоженных) по уголовному делу 1-843-2010 о незаконном обороте оружия.

Гагиев и Барханоев объяснили свое присутствие в подъезде Баскакова тем, что собирались обмануть последнего информацией о готовящемся убийстве, которое и не собирались совершать, и получить за это денежное вознаграждение.

Видеозапись задержания предполагаемых преступников в подъезде дома, где проживал потерпевший Баскаков, сделанная сотрудниками правоохранительных органов, в разгар судебных заседаний исчезла. Хотя ранее представитель прокуратуры под протокол подтверждала ее наличие.

Эта же запись, со слов адвокатов подсудимых, свидетельствовала, что Гагиев и Барханоев не поднимались на лестничную площадку квартиры жертвы, а находились этажом ниже между 8 и 9 этажами — довольно странное поведение для киллеров, единственным орудием преступления которых  является граната.

Таинственно исчез свидетель — мужчина с 8 этажа, который вышел покурить и видел, что задержание происходило вовсе не на лестничной площадке 10-го этажа, как свидетельствовали сотрудники СОБРа, и никакой гранаты не было.

Нет в материалах дела постановления о проведении оперативно-розыскных мероприятий, в ходе которых были задержаны предполагаемые преступники — потерпевший заявил, что обратился в ОБОП 29 октября в то время, как силовики в суде утверждали, что Баскаков впервые увидели в отделе лишь 5 ноября.

Уголовное дело могло принять скандальный оборот с серьезными последствиями для представителей силовых структур, если бы чуть-ли не единственная процессуальная «соломинка» — признательные показания Евгения Демина, легшие в основу обвинения и которых он по указанию адвоката Антуфьева придерживался до последнего дня в ожидании условного срока.

Адвокаты, действующие в интересах или по согласованию со следственными органами, представителями прокуратуры в уголовном мире называются «красными». Линия защиты Демина была подвергнута критике экспертами «БЦ» 24.12.17.

Детальная информация о деле доступна в тексте «Никто не выдержит» по ссылке и в PDF-версии номера.

ИГОРЬ НИКИТИН, БЦ, Ханты-Мансийск

 

Оставить комментарий


Hm-ads.ru — бесплатные объявления Ханты-Мансийска.