Юрию Поливадову светит до 7 лет

Главный инспектор рыбоохраны ХМАО уличен в уничтожении имущества сургутской компании МТА на сумму свыше семи миллионов рублей

ИГОРЬ НИКИТИН, БЦ, Ханты-Мансийск

Главный государственный инспектор рыбоохраны Югры Юрий Поливадов (на фото) подозревается в превышении должностных полномочий (ч. 2 ст. 286 УК РФ) и нанесении ущерба сургутской компании МТА на сумму около семи миллионов рублей.

Чиновнику грозит до семи лет лишения свободы. Выходит по году – за каждый миллион ущерба. Доследственную проверку взяло под контроль окружное управление Следственного комитета России по ХМАО.

Инцидент, легший в основу претензий следственных органов произошел в начале лета, однако до сих пор не получил развития из-за перекидывания материалов из одного межрайонного отдела СКР  в другой.

 

На все руки «мастер»

Юрий Поливадов натворил бед в Октябрьском районе близ озера Айтор около 22 часов 6 июня 2018 года. Здесь сургутское АО «Компания МТА» готовит площадку для продолжения промышленного освоения 404-го куста нефтеносных скважин НК «Роснефть».

Работы ведутся посредством земснаряда – судна технического флота, которое перекачивает песок со дна водоема на болотистую поверхность, образуя песчаный остров для нормальной работы нефтяников.

Единственный приток озера Айтор – протоку Малый Сор, по которому рыба могла попасть из реки Обь в водоем и выйти перед морозами обратно, члены национальной общины «Обское» перегораживают с 2016 года. То есть в озере рыбы, нересту которой якобы мешал земснаряд МТА, физически не было.

Чтобы обывателю было проще представить, о чем конкретно идет речь, необходимо пояснить, что подобные намывные площадки есть как по всему округу, так и в Ханты-Мансийске, в частности.

Например, в столице Югры еще в 90-е появился микрорайон «Гидронамыв», многие жители которого и не подозревают, что несколько десятилетий назад именно здесь садились гидропланы, а водную поверхность рассекали моторные лодки.

По той же технологии в окрестностях Ханты-Мансийска поверх болот появились дачные товарищества «Черемхи», «Самаровское», Восточный микрорайон, участки в районе дороги на асфальтобетонный завод и другие.

Руководитель окружного управления Следственного комитета по ХМАО-Югре Анвар Ахметзянов (на фото) пока не решается дать отмашку на возбуждение уголовного дела в отношении главного госинспектора рыбоохраны Юрия Поливадова. Причины сомнений полковника юстиции пока не ясны.

Что уж случилось в день инцидента с инспектором Поливадовым? ПМС или просто желтая вода в голову ударила? Не известно. Но привиделось ему, что земснаряд МТА с бортовым номером 46 занимается не добычей песка из карьера, а уничтожением нерестилища ершей с окунями.

Не убедили Поливадова ни объяснения экипажа, что работы ведутся законно в рамках контракта с дочерней структурой НК «Роснефть» в строгом соблюдении природоохранного законодательства. Тем более, что нерестовый период в ХМАО был закончен еще 1 июня…

Не произвел на инспектора впечатления и тот факт, что добыча песка велась аж в одной тысяче метров от охраняемой законом береговой линии озера Айтор. Как и то, что данный участок —  место работы земснаряда, был отнесен к землям… лесного фонда. То есть юридически – по бумагам, государственный инспектор возмущался отсутствием условий для нереста среди пней и березок.

Взобравшись на судно, грузный чин в доказательство многолетней безнаказанности и значимости занимаемой должности обесточил земснаряд, выключив и опечатав главный рубильник, подающий напряжение в 6000 вольт на силовой агрегат.

Причем, сделал это без снятия нагрузки с двигателя и установки, работающей в тестовом режиме.

Земснаряд – это сложная машина повышенной опасности. Управлять ей, запускать, останавливать может только квалифицированный персонал.

Такую технику можно «глушить», то есть обесточивать, не ранее чем через 30-40 минут холостой работы силовой электроустановки. Это необходимо для того, чтобы двигатель успел остыть и его элементы не деформировались вследствие резкого перепада температур.

По этому принципу эксплуатируются турбированные двигатели. Как на простых легковых автомобилях, так и, например, на вертолетах – силовым установкам надо дать время поработать на холостом ходу и только после останавливать.

Выходка главного государственного инспектора рыбоохраны Югры Юрия Поливадова привела к тому, что электродвигатель земснаряда МТА после резкой остановки сначала подал на командный мостик сигнал о резком перегреве. А после, несмотря на усилия экипажа, вышел из строя — изоляционный материал обмоток дорогостоящего электродвигателя расплавился, и силовую установку замкнуло.

К таким же выводам пришла комиссия компетентных экспертов-энергетиков через четыре дня после инцидента. Их заключение находится в распоряжении редакции БЦ.

Поливадов, кстати, в этой связи занял не очень перспективную позицию, мол, проблемы частного бизнеса в России его не интересуют. А зря.

Прямой ущерб компании МТА, нанесенный главным государственным инспектором рыбоохраны Югры, уже оценен в стоимость покупки и замены двигателя, расходов по его доставке в труднодоступную местность. Всего – около семи миллионов рублей.

Кроме того компания МТА понесла убытки от вынужденного простоя в размере около 37 миллионов рублей, а НК «Роснефть» недополучила песка на сумму свыше 50 миллионов рублей. И все э то произошло по вине одного единственного конкретного чиновника, уверенного в своей безнаказанности.

А через месяц после инцидента – 9 июля, когда земснаряд был введен в строй, на Айтор прибыла новая делегация рыбоохраны в составе инспектора Беляева и капитана полиции Авдонина.

Но на этот раз гости вынуждены были признать полное отсутствие оснований для остановки работ и, видимо, с досады изъяли вахтовый журнал судна. Не оформляя протокола, не имея поручения на выемку документов. Это второй эпизод превышения должностных полномочий.

Здесь рыбы нет

Но самым интересным оказался тот факт, что в Айторе уже второй год к ряду… нет рыбы. Единственный приток озера —  протока Малый Сор, по которому рыба мигрирует в Обь и обратно, с 2016 года перекрыт членами национальной общины «Обское». Сделано это по согласованию с представителями рыбоохраны для того, чтобы не допустить попадания в Айтор «сорной» рыбы, поскольку в водоем регулярно выпускается молодь ценных пород – пеляди.

А по данным окружного управления рыбоохраны — Федерального агентства по рыболовству, выживаемость мальков пеляди последней партии составила около 90 процентов… Даже далекому от ихтиологии гражданину становится очевидно, что это полная чушь. Но — не суть, поскольку упомянутое — тема для отдельного журналистского разбирательства.

Материал о том, как и где обваровывают наше государство, предоставляя липовые данные о якобы 90-процентной выживаемости мальков (на практике в реальности показатель 25% уже является фантастическим) и кто из больших тюменских чиновников рыбоохраны крышует миллиардные (!) хищения, выйдет в следующем номере «Без цензуры».

А в случае с инцидентом у земснаряда МТА на обозрение общественности сейчас предоставлены голые документальные факты – приток в озеро перекрыт, рыбоохрана в курсе, что «сорной» рыбы в озере нет (на зиму в Айторе живность не остается, поскольку водоем неглубокий и промерзает до дна), а выживаемость мальков пеляди – аж 90 %….

Тогда какой ущерб природе наносили гидромеханизаторы, качающие острова из песка по заказу нефтяников? Пелядь не пострадала, ершей, окуней и щуки в озере нет…

Сегодня материалы о проверке упомянутого инцидента, уже побывавшие в следственных органах Октябрьского района, Сургутского межрайонного отдела Следственного комитета России, находятся в окружном управлении СКР.

Однако, руководитель управления полковник Анвар Ахметзянов занял выжидательную позицию. И отчего-то не торопится с решением. Несмотря на очевидные признаки того, что оба инцидента могут быть объединены в одно дело. А их расследование поручено Няганскому межрайонному отделу СКР, который курирует территорию Октябрьского района – место совершения преступления. Но пока о том – тишина.

Журналисты «Без цензуры» продолжают следить за развитием событий.

Для справки

Компания МТА известна читателям «Без цензуры» с 2010 года. Ее основатель и бессменный руководитель – Александр Макаров (на фото справа), крепкий хозяйственник и человек со своим мнением, который, порой — в ущерб себе, на чины и статус оппонентов внимания не обращает и за словом в карман не лезет.

В октябре 2010 года корабль компании, шедший из Березовского района (ХМАО) в Сургут подвергся обыску. В ходе его в холодильниках судна были обнаружены, окуни, язи, 32 банки деликатесной сосьвенской селедки (тугуна) заводского изготовления и порядка 80 соленых щекуров, официально приобретенных членами команды во время путешествия по Березовскому району – документы на то имелись.

Все это было изъято под видом улик якобы имевшего место незаконного промысла рыбы ценных пород… А через несколько месяцев уголовное дело развалилось.

Журналисты БЦ выяснили, что тогдашний начальник УВД ХМАО Николай Гудожников подобным образом попытался сохранить свою должность – генерал-майору нужно было громкое дело, расследование которого свидетельствовало бы о высоком профессионализме главного милиционера Югры.

Но оно развалилось, начальник УВД Сургута Русаков и генерал Гудожников своих постов лишились, а рыба…. Пропала. Нет, не вся. Дознаватель сургутского УВД Наталья Сахно, известная своими откровенными фото в соцсетях, предприняла неуклюжую попытку вернуть Макарову протухших окуней и язей.

А вот рыба ценных пород — щекур и 10 банок сосьвенской селедки бесследно исчезли. Поговаривают, что благородную рыбу сожрало окружное милицейское руководство на праздновании наступившего нового 2011 года. Поскольку уверенность в том, что главе АО «компания МТА» пришли гарантированные кранты, была полная. Да не тут-то было…

Ситуацию комментирует заслуженный юрист России Адвокат Михаил Пуртов:

В действиях инспектора рыбоохраны Поливадова налицо уголовно наказуемое превышение должностных полномочий, наказание за которое прописано в ч. 2 ст. 286 Уголовного кодекса РФ. До семи лет. 

Вы же не можете представить себе ситуацию, когда представитель какого-либо инспектирующего органа, зашел в кабину, например, самолета и начал щелкать там тумблерами? К чему это приведет? Правильно, к катастрофе.

 Управлять сложными техническими устройствами, коими являются и самолет, и суда технического флота могут только квалифицированные специалисты, имеющие соответствующие допуски. У инспектора рыбоохраны таких навыков, допусков,  полномочий нет и не было.

Удел Поливадова по плавникам самца гуппи от самочки отличать. Но никак не управлять земснарядом с электропитанием в 6000 вольт под нагрузкой. Что, как минимум, смертельно опасно.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *